Вы здесь

"В конце концов, страна ничего не теряет". Как депутаты спорили об IT-декрете №8

Васілій Матюшевский, фото racyja.com

14 июня первый вице-премьер Василий Матюшевский представлял депутатам Палаты представителей декрет "О развитии цифровой экономики". Александр Лукашенко подписал документ еще 21 декабря 2017 года, поэтому сегодняшнее появление вице-премьера в Доме правительства, по большому счету, было чисто техническим: депутатам предлагалось одобрить декрет, который уже давно одобрили без них.

Обычно эта процедура происходит быстро, тихо и без лишних вопросов — разве что по поводу печально известного "антитунеядского" декрета в свое время возникли споры. И вот опять.

 

"Вы так подробно нам тут про всё рассказали, что у меня... возникли сомнения"

 

Василий Матюшевский долго и подробно рассказывает депутатам о сути и цели так называемого "IТ-декрета". Говорит, какой он "прорывной" и как сильно нам необходим во времена мировой войны за мозги айтишников. Вспоминает о сотне резидентов, которые за пять последних месяцев (естественно, после того как "прорывной декрет" был подписан) зарегистрировались в Парке высоких технологий, о 1,3 миллиарда долларов выручки, которую ПВТ принес за прошедший год, о том, как много айтишники платят налогов в бюджет и как много денег тратят внутри страны.

Депутаты внимательно слушают вице-премьера. Кажется, все идет хорошо и декрет "О развитии цифровой экономики" встретят дружным подниманием рук. Да-да, в одной IT-стране Овальный зал, где обычно заседают депутаты, закрылся на ремонт, поэтому за IT-декрет приходится голосовать по старинке. Но сначала слово берет лидер "провластной" Патриотической партии Николай Улахович:

— Вы так подробно нам тут про все рассказали, что у меня... возникли сомнения. И я имею на это право! Вы много говорили о Парке высоких технологий, но ни одной цифры я так и не услышал. Я приблизительно представляю, как работают IТ-компании, и сказать, что там огромные изменения за последние пять месяцев произошли, не могу. У меня сомнения: не окажется ли этот проект надувным шаром, который неожиданно лопнет? И для всех нас, депутатов, которые, я уверен, не до конца понимают, что вы предлагаете "космическое будущее". Если есть конкретные цифры, что нам принес за эти годы этот проект [ПВТ. — Еврорадио], то я хотел бы их услышать, — неожиданно выдает экс-кандидат в президенты Улахович.

 

"Главное, что меня удивляет: а что может лопнуть?"

 

Острый на язык вице-премьер пытается потроллить депутата в ответ. Мол, декрет этот так долго и так широко обсуждался, что повторять неоднократно звучавшие цифры он не считает целесообразным.

— Но если вы хотите цифры — значит цифры. Во-первых, я сказал, что выручка за 5 месяцев выросла на 30% относительно высокой базы прошлого года. Если хотите, то давайте оперировать цифрами. Вы приблизительно представляете, сколько наш машиностроительный сектор генерирует экспортной валютной выручки? Так вот, относительно небольшой Парк высоких технологий с относительно небольшим количеством сотрудников дал в прошлом году 1 миллиард 300 миллионов экспортной выручки. И в этом году динамика позитивная. Но самое главное: то, что зарабатывают эти люди, они тратят в этой стране — они стимулируют несколько секторов экономики. Я могу об этом часами говорить, но вот главное, что меня удивляет: а лопнуть что может?

— Ваш проект лопнет! — не сдается Улахович.

Первый вице-премьер, видимо, не привык, чтобы ему возражали публично. Поэтому он продолжает отвечать тоном "это же и пятикласснику понятно":

— Во-первых, это не мой проект, а государственный. Во-вторых, я никак не могу понять: что же может лопнуть?! Ведь государство в этот проект не вложило ни копейки денег...

— Такого не бывает, чтобы не вложили ни копейки денег и что-то было!

 

"Это всё понятно, но что мы через 5 лет должны увидеть?"

 

Ситуация явно выходит из-под контроля. Инициативу пытается перехватить спикер парламента Владимир Андрейченко.

— Я имею право сомневаться! — продолжает возмущаться Улахович.

— Мы все имеем право сомневаться, но давайте как-то аргументировать свою позицию, — реагирует Матюшевский.

— Я хочу конкретику услышать, — недовольно ворчит Улахович: у него уже забрали микрофон, и он садится на место.

— Конкретику в чем?! Я официально заявляю, что государство не вложило туда ни копейки! — Матюшевский все слышит и оставляет последнее слово за собой.

Ну, или пытается оставить. Потому что Улаховича неожиданно поддерживает депутат Ольга Политико:

— Вопрос моим коллегой не был бы задан, если бы вы в своем докладе конкретно назвали критерии, по которым мы будем оценивать эффективность реализации декрета №8. Так что, пожалуйста, назовите эти критерии.

Вице-премьера продолжает удивлять невнимательность депутатов.

— Я их уже, кажется, назвал. Это и объем валютной выручки, и доля валютной выручки в общей экспортной валютной выручке Беларуси. Это количество занятых в IТ-области...

— Так сколько мы хотим чего иметь?

— Я уже говорил! Коллеги, я, кажется, докладывал, а вы меня не слышите! Декрет — он об условиях. Которые мы должны сформировать в условиях неопределенности в экономике мировой... Наша задача — перетянуть сюда наиболее квалифицированные команды, создать для них условия проживания...

— Это всё понятно, но что мы через 5 лет должны увидеть? Как мы должны оценивать эффективность?

За высокого гостя снова вынужден заступаться руководитель парламента Андрейченко:

— Василий Станиславович сказал же уже — в прошлом году было миллиард триста!..

— Хорошо, а через 5 лет мы сколько планируем иметь? — не сдается депутат.

Вице-премьер напрягается и опускает глаза, Андрейченко сквозь шум в зале пытается что-то доказать депутату. Но она продолжает спорить:

— Ай, я согласна с Улаховичем. Пока одни слова только!

Точку ставит Андрейченко:

— В конце концов, страна ничего не теряет, а только находит. Василий Станиславович правильно сказал, что это как песочница, где страна хочет отработать основные моменты, а потом, возможно, распространить их на всю страну!

Депутаты единогласно одобряют президентский декрет. Ну а как иначе?

Пожалуй лучше всех ситуацию прокомментировал независимый аналитик Сергей Чалый, известный противник декрета "О развитии цифровой экономики". Мол, декрет "еще не успел нанести стране пользу" — вот вице-премьеру и нечего сказать.